Как вопрос иммунитета государства решается в российском праве и практике?

Процессуальное положение государства как участника гражданского процесса основано на его суверенитете. Суверенитет государства предопределил появление теории государственного иммунитета.

Виды иммунитетов государства: от иностранной юрисдикции; от предварительного обеспечения иска и принудительного исполнения иностранного судебного решения; от применения иностранного права; собственности государства и доктрина акта государства.

Юрисдикционный иммунитет (процессуальный или судебный иммунитет в широком смысле слова) включает следующие виды иммунитета, которые тесно связаны между собой:

  • o судебный иммунитет в узком смысле слова, т.е. неподсудность одного государства судам другого. Никакое государство без его согласия не может быть привлечено к суду другого государства. Иски к иностранному государству не могут рассматриваться без его согласия в судах другого государства;
  • o иммунитет от предварительного обеспечения иска. В порядке обеспечения иска имущество одного государства не может быть подвергнуто никаким принудительным мерам, применяемым в порядке обеспечения иска (аресту, секвестру);
  • o иммунитет от мер по принудительному исполнению решения. Недопустимо обращение мер принудительного исполнения судебного решения без согласия государства. Такими мерами могут являться наложение ареста на имущество государства либо понуждение государства к совершению определенных действий (воздержанию от их совершения).

Старейшая доктрина государственного иммунитета — теория абсолютного иммунитета. Она была широко распространена в ХГХ — начале XX в.

Государство в силу своего суверенитета пользуется абсолютным иммунитетом в отношении всех своих действий независимо от их характера, оно не может быть ответчиком в судах другого государства без своего согласия.

Теория абсолютного иммунитета, предоставлявшая государству право на иммунитет во всех случаях, начала подвергаться критике уже в конце XIX в.

В соответствии с теорией функционального (ограниченного) иммунитета государство пользуется иммунитетом только тогда, когда оно осуществляет суверенные функции.

Следует различать действия государства, совершенные им в порядке осуществления государственной, публичной власти (jure imperii), и действия jure gestionis, когда государство выступает в качестве частного лица и иммунитетом не пользуется.

Эта доктрина получила название «итало-бельгийской», так как бельгийские и итальянские суды с середины XIX в. стали применять правила, основанные на теории ограниченного иммунитета.

В начале XX в. на позиции концепции функционального иммунитета встали суды Швейцарии, а чуть позже — суды Франции, Греции, Египта. Окончательное утверждение этой теории в судебной практике и доктрине произошло после Второй мировой войны. Верховный суд Австрии 10 мая 1950 г.

принял решение по делу Dralle v. Republic of Czechoslovakia, в котором процитировал решение бельгийского суда 1904 г.

: «Иммунитет государств от юрисдикции иностранных судов может быть признан только тогда, когда этим затронут их суверенитет; это происходит только в том случае, когда действия относятся к политической жизни.

Когда… государство… приобретает и владеет собственностью, заключает договоры, является кредитором и должником и даже занято в коммерции, оно не осуществляет исполнительную власть, а делает то, что могут делать частные лица».

В решении по делу Claim against the Empire of Iran (1963) Федеральный Конституционный Суд ФРГ проанализировал практику большого числа государств и нашел, что иммунитет иностранным государствам предоставляется только в отношении суверенных действий. Суд признал, что нельзя утверждать, якобы предоставление неограниченного иммунитета рассматривается как обычай, которому следует большинство государств.

Суды стран общего права (США и Великобритании) долго придерживались концепции абсолютного иммунитета (США — до 1950-х гг., Великобритания — до 1970-х гг.). В 1976 г. в США был принят Закон об иммунитетах иностранного суверена, окончательно закрепивший теорию ограниченного иммунитета. В 1988 и 1996 гг. в Закон внесены дополнения.

Иностранное государство пользуется иммунитетом от юрисдикции судов США и судов штатов. Иностранное государство не пользуется иммунитетом, если оно явным или подразумеваемым образом отказалось от своего иммунитета.

Иностранное государство не может ссылаться на иммунитет, если иск основан на его коммерческой деятельности, осуществляемой в США, или на действии, совершенном в США в связи с его коммерческой деятельностью, или на действии, совершенном вне территории США в связи с его коммерческой деятельностью где-либо, если это действие имеет прямой эффект в США. Это центральное и самое важное исключение из принципа юрисдикционного иммунитета, предусмотренного Законом США.

Закон Великобритании о государственном иммунитете был принят в 1978 г. Иностранное государство пользуется иммунитетом от юрисдикции судов Соединенного Королевства (ст. 1(1)).

Иностранное государство не пользуется иммунитетом в судебном разбирательстве, если оно само отказалось от иммунитета, возбуждает судебное разбирательство или вступает в уже начатое разбирательство. Иностранное государство не пользуется иммунитетом в отношении встречного иска.

В Законе перечисляются ситуации, при которых иностранному государству не будет предоставлен юрисдикционный иммунитет в судах Великобритании:

  • o коммерческая сделка или обязательство иностранного государства;
  • o трудовой договор, заключенный с физическим лицом;
  • o действие (бездействие) иностранного государства, повлекшее смерть, причинение вреда или утрату имущества;
  • o интересы государства в отношении недвижимости, в отношении движимой или недвижимой собственности, приобретенной в порядке наследования, дарения;
  • o права государства на различные формы интеллектуальной собственности;
  • o участие государства в корпоративной или некоммерческой организации, арбитражное разбирательство;
  • o иски in rem и in personam по морским делам;
  • o некоторые налоговые вопросы.

В настоящее время наблюдается тенденция включать положения о функциональном иммунитете иностранного государства в законодательство по МЧП — Кодекс МЧП Турции устанавливает: «Юрисдикционные иммунитеты не предоставляются иностранному государству по правовым спорам, возникающим из частноправовых отношений. В таких спорах процесс может проводиться в отношении дипломатических представителей иностранного государства» (ст. 49 «Ограничения юрисдикционного иммунитета иностранных государств»).

На международном уровне принцип ограниченного иммунитета закреплен в Европейской конвенции об иммунитете государств (1972) и Дополнительном протоколе к ней, в Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (2004). Конвенция ООН 2004 г.

одобрила формулу — общим правилом является принцип: государство пользуется иммунитетом от юрисдикции судов другого государства в отношении себя и своей собственности (ст. 5). К общему правилу установлены исключения — ситуации, при возникновении которых иммунитет государству не предоставляется, несмотря на отсутствие его согласия (ст. 10-17).

Конвенция ООН содержит нормы, посвященные вопросам иммунитета государств от принудительных мер в связи с судебным разбирательством и исполнением решения.

Во всех национальных законах об иммунитете предусмотрено право иностранного государства ссылаться на свой иммунитет: Закон США — государство должно сделать заявление об иммунитете в суде.

Государственный департамент США может участвовать в процессе от имени американского правительства, если, по его мнению, суд неправильно толкует закон.

Вопрос о признании иммунитета иностранного государства решается судом.

Согласно английскому Акту заявление об иммунитете может быть сделано в суде непосредственно официальным представителем иностранного государства.

Суд вправе обратиться в Министерство иностранных дел Великобритании, и сведения, полученные от него, для суда обязательны.

Судебная практика континентальных стран (Швейцария, ФРГ, Франция) устанавливает, что заявление об иммунитете делается иностранным государством в суде по правилам местного гражданско-процессуального законодательства.

Все национальные законы об иммунитетах не имеют обратной силы. Это подтверждено судебной практикой США. В 1986 г. американские держатели облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 г., предъявили в американском суде иск к Правительству КНР.

Американский суд пришел к выводу, что выпуск облигаций государственного займа следует квалифицировать как коммерческую деятельность, однако иммунитет китайского государства должен быть признан, поскольку Закон США 1976 г. не имеет обратной силы. На решение по данному делу сослался другой суд США при рассмотрении в 1988 г.

иска американских держателей царских займов к правительству СССР. В иске было отказано со ссылкой на то, что Закон 1976 г. не имеет обратной силы1.

В 1982 г. в районном федеральном суде г. Нью-Йорка рассматривались групповые иски от имени американских держателей облигаций и сертификатов по займам Правительства Российской империи 1916 г.

на сумму около 625 млн долл. СССР проигнорировал вызов в суд в качестве ответчика. Суд г.

Нью-Йорка вынес два заочных решения, на основании которых СССР был обязан уплатить держателям облигаций 192,1 млн долл.

В 1986 г. судебные решения были направлены в МИД СССР для исполнения с предупреждением о возможности наложения ареста на имущество Советского государства.

В ответной ноте МИД СССР отказался принять судебные решения к исполнению и подтвердил свою позицию абсолютного иммунитета.

В ноте подчеркивалось, что любая попытка принудительного исполнения решений может иметь самые серьезные последствия для отношений СССР и США.

После обсуждения с представителями Госдепартамента США было принято решение о найме американского адвоката, который направил в суд г. Нью-Йорка ходатайство об аннулировании заочных решений и об отказе в иске.

Вступление СССР в процесс через адвоката было произведено в порядке специального обращения, предусматривающего согласие на юрисдикцию суда для конкретной цели (защиты юрисдикционного иммунитета СССР и опротестования подсудности дела американскому суду).

Вступление СССР в процесс в порядке «специального обращения» было поддержано Министерством юстиции США и Госдепартаментом США, представившими в суд заявление «Об интересе США в благоприятном для СССР направлении дела».

Представление этого документа основано на законодательстве США, которое уполномочивает Генерального атторнея (министра юстиции) США участвовать в любом судебном процессе, затрагивающем интересы американского государства.

Суд решением от 4 августа 1987 г. отменил свои заочные решения как ничтожные в связи с отсутствием юрисдикции. Суд признал, что выпуск займов является «коммерческой деятельностью» в силу Закона 1976 г.

Однако обратной силы этот Закон не имеет и применяется только к отношениям, возникшим после его принятия. Поданная истцами апелляционная жалоба была отклонена Апелляционным судом США.

Верховный суд США также отказал истцам в их ходатайстве, и решение от 4 августа 1987 г. осталось в силе2.

Однако очень часто государство, соглашаясь на подсудность суду другого государства, не соглашается на предварительное обеспечение иска в отношении своего имущества или применение к нему принудительных мер. Иммунитет от предварительного обеспечения иска и иммунитет от исполнения решения расцениваются как «последний оплот» государственного иммунитета.

Применение обеспечительных и принудительных мер в отношении иностранной государственной собственности всегда расценивалось как наиболее серьезное посягательство на суверенитет.

Ввиду этого суды предпочитают предоставлять иностранным государствам иммунитет от таких мер, который признается даже тогда, когда иностранному государству отказывается в предоставлении абсолютного судебного иммунитета.

Одновременно в современных условиях международные документы, законодательство и судебная практика большинства государств основаны на принципе ограниченного иммунитета иностранного государства от обеспечительных и принудительных мер (исключение — Европейская конвенция 1972 г., предусматривающая абсолютный иммунитет от исполнения). Применение обеспечительных и принудительных мер допускается в отношении собственности иностранного государства, используемой в коммерческих целях.

По общему правилу для исполнения судебных решений не требуется наличия связи между материальным объектом иска и собственностью, на которую обращается взыскание. Только Закон США 1976 г.

устанавливает наличие такой связи как обязательное условие исполнения решения, вынесенного против иностранного государства.

Однако в отношении определенных видов имущества (дипломатическая собственность, военная собственность, культурные ценности) продолжает существовать абсолютный иммунитет от обеспечительных мер.

В отечественной доктрине высказывается мнение, что в Российской Федерации наблюдается постепенный переход на позиции теории функционального иммунитета от обеспечительных мер1.

АПК РФ закрепляет, что иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в российском арбитражном суде, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на его имущество, находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором или федеральным законом (ст. 251).

Читайте также:  Можно ли пить иван чай при повышенном давлении?

Положения ст. 401 ГПК РФ признают абсолютный юрисдикционный иммунитет иностранного государства на территории РФ и устанавливают возможность привлечь любое иностранное государство к ответственности в судебных органах РФ только при наличии явно выраженного согласия этого государства. Российское гражданское процессуальное право основано на концепции «договорного» отказа от иммунитета.

Устанавливая подобные положения, российский законодатель рассчитывал, что другие государства, даже придерживаясь концепции функционального иммунитета, на условиях взаимности будут проводить такую же политику в отношении России.

Подобный расчет полностью противоречит современной практике, о чем свидетельствуют иски, предъявленные в судах Франции и Швейцарии в связи с коммерческой деятельностью Российского государства, и принятие принудительных мер по отношению к собственности России в связи с предварительным обеспечением иска.

Эти прецеденты имели место до вступления в силу гражданско-процессуального законодательства РФ, и следовало бы сделать вывод, что государства соблюдают свои собственные законы, а не законы других стран.

Если государство придерживается концепции функционального иммунитета, то нельзя ожидать, что оно будет нарушать положения своего собственного права и предоставлять абсолютный иммунитет государству, в законодательстве которого закреплена данная теория.

В 1986 г. при рассмотрении в американском суде иска к КНР в связи с обязательствами китайского правительства по займу 1911 г.

Китай сделал заявление, что доктрина функционального иммунитета не может применяться за границей к коммерческой деятельности государств, которые не признают эту доктрину, а придерживаются концепции абсолютного иммунитета.

Это заявление не было принято во внимание американским судом, поскольку при разбирательстве дела он применял свое собственное право — Закон 1976 г., основанный на теории функционального иммунитета.

Кстати, в Законе о МЧП Китая 2011 г. отсутствуют положения об абсолютном иммунитете государства.

Подобная практика недвусмысленно демонстрирует, что положения ст. 401 ГПК РФ являются устаревшими, не отражают реалий современной действительности и могут только причинить ущерб интересам России.

Указанная норма процессуального законодательства противоречит положениям ст. 124 и 1204 ГК РФ: государство участвует в гражданско-правовых отношениях на равных началах со своими частными партнерами.

Доктрина абсолютного иммунитета, которой придерживается российское законодательство, не позволяет закрепить в процессуальных законах правила о заявлении об иммунитете от имени государства. Предполагается, что подобной проблемы просто не может возникнуть. Такое предположение не соответствует реальной действительности.

На практике России приходилось делать такие заявления в иностранных судах: в деле по искам И. Щукиной и И.

Коновалова заявление об иммунитете было сделано как путем направления ноты посольства России во Франции в МИД Франции, так и непосредственно во время судебного заседания по правилам французского гражданского судопроизводства.

Доктрина абсолютного иммунитета закреплена в праве некоторых других стран (Украина).

Однако украинский законодатель предоставляет иммунитет иностранному государству только на условиях взаимности: «Когда… Украине, ее имуществу или представителям в иностранном государстве не обеспечивается такой же судебный иммунитет, который… обеспечивается иностранным государствам, их имуществу и представителям в Украине, Кабинетом министров Украины могут быть приняты к этому государству, его имуществу соответствующие меры» (ст. 79.4 Закона о МЧП).

Источник: https://immunitet.nextpharm.ru/kak-vopros-immuniteta-gosudarstva-reshaetsja-v-rossijskom-prave-i-praktike/

Теории государственного иммунитета

Государство как субъект МЧП обладает иммунитетами.

Определение 1

Иммунитет от предъявления иска — это ситуация, когда одно государство является неподсудным по отношению к другому.

Все операции в виде сделок рассматриваются только в его собственных судах. Если нет прямого выражения согласия на разбирательство в иностранном суде, государство не принимает участие в судебной ответственности за пределами границы. Также иммунитет от предъявления иска рассматривается, как иммунитет судебного характера причем в узком смысле слова.

Виды иммунитетов

Определение 2

Иммунитет от предварительного обеспечения иска — это не прямое выражение государственного согласия по отношению к его имуществу, находящемуся за границей, в отношении к которого нельзя предпринять никаких мер в качестве предварительного обеспечения иска.

Определение 3

Иммунитет от принудительного исполнения судебного решения — государство без его согласия не может применять никакие действия по обеспечению иска или исполнению решения.

Определение 4

Иммунитет собственности государства — показывает, что собственность зарубежных государств находится в неприкосновенности, ее нельзя конфисковать, национализировать и обратить взыскание.

Даже если имущество суверена иностранца находится в руках третьих лиц, то оно не может подлежать виндикации. Без согласия государства-собственника его имущество не может подвергнуться принудительному отчуждению, удерживаться на территории иностранного государства в насительном характере. Против расхищения имущества третьими лицами государство обязуется принимать все необходимые меры.

Доктрина акта государства (тесно связана с иммунитетом собственности государства) — в случае, когда государство утверждает, что имущество принадлежит ему, суд иностранного государства не имеет права подвергать такое заявление сомнению. Также никакие органы иностранного порядка не могут заниматься вопросом о том, является ли собственность государства, если оно заявляет, что собственность ему принадлежит.

Определение 5

Коллизионный государственный иммунитет — к отношениям частноправового характера государство обязуется использовать только свои собственные права. Все сделки государства подчиняются его национальному праву.

В законодательстве, практике, а также доктрине показываются две теории иммунитета государственного характера: доктрина функционального иммунитета и доктрина абсолютного иммунитета.

Теория абсолютного иммунитета государства основывается на непосредственном принципе равенства государства и принципе общего права «равный по отношению к равному не имеет ни власти, ни юрисдикции».

Доктрина абсолютного иммунитета государств считалась стабильной нормой международного права на протяжении почти 100 лет (до середины XX века). Государство, не привлекается к ответственности в судах другого государства, даже если является стороной частноправового отношения.

В случаях, если прямо выражается согласие иностранного государства-ответчика, то подсудность судами другого государства допускается. Что касается иска предъявляемого по отношению к государству, то он требуется только в собственном суде.

Физическое лицо частного характера имеет полное право обращаться в органы компетентного характера своего государства с тем, чтобы оно помогло в дипломатических переговорах со стороной иностранного государства, к которому данное лицо имеет претензии.

Замечание 1

У иммунитета государства есть абсолютная доктрина, которая до сих пор закреплена в законодательстве некоторых государств, одно из них Россия.

В 1950 годах в связи с активным участием государства в правоотношениях международного гражданского уровня появилась теория «служебного» иммунитета, «торгующего» государства, государства-коммерсанта, именно с помощью них вырабатывалась доктрина функционального иммунитета. В случае, когда государство от своего имени осуществляет коммерческую деятельность, оно автоматически связывается с такой деятельностью при этом отказываясь от иммунитета, выставляя себя как частное лицо.

Замечание 2

Стоит отметить, что законодательство кодификации существует во многих странах, оно занимается регуляцией иммунитета государств: Закон Великобритании, Закон США, Акт Сингапура (1979), закон Аргентины и Пакистана (1995).

Основанием всех этих законов является доктрина функционального иммунитета государства. Интересный факт, что страны общего права законодательства об иммунитетах зарубежных государств кодифицируются, что касается стран континентального права, то этот вопрос решается регулировкой судебной практики.

Основываясь на соответствии теории функционального иммунитета можно утверждать, что государство обладает иммунитетом, только в случаях когда оно совершает действия, являющиеся проявлением публичной, государственной власти, то есть действия осуществляющие суверенные полномочия. Акты публичного характера используются абсолютным иммунитетом государства и не могут быть предметом рассмотрения в судебном процессе другой страны.

В ситуации когда государство занимается функциями торгового характера, то есть действиями направленными на коммерческую деятельность, оно не имеет иммунитета и поэтому рассматривается, как частное лицо.

Государство в своем роде деятельности может выступать в качестве «коммерсанта» представляя собой акт частного характера, а также подлежит юрисдикции государства по месту деятельности.

По сделкам частноправового вида государство можно привлечь к ответственности перед другим государством, пользуясь правами судов.

Разделения государственных действий

Государственные действия разделяются на частные и публичные, и поэтому для определения характера государства разработали следующие теории:

  1. Доктрина цели действий. Главным критерием является цель по совершению действия (заказ государственного характера на постройку военного корабля зарубежной фирме частного вида)
  2. Доктрина характера действий. Для решения действий необходим юридический характер. Частные действия понимаются, как действия, которые совершались в форме обычных контрактов, конечно, в случае если такой контракт способствует заключению с физическим или юридическим лицом.

«Характер действий» – это такой критерий, который закреплен в законодательстве большого количества стран, например: Великобритании, США, Австралии, Нидерландах, Франции, ФРГ.

В законе о МЧП Азербайджана в статье 16 установлен комплексный подход: «К гражданско-правовым сделкам заключенным государством, если это не имеет отношения к выполнению суверенных функций, применяются положения настоящего закона.

Характер заключаемых государством правовых сделок определяется в соответствии с их правовой природой и причинами».

В 2004 году конвенция ООН предложила компромиссный вариант: «При определении того, является ли контракт или сделка «коммерческой сделкой»…

в первую очередь стоит отталкиваться от природы такого контракта или сделки, но следует учитывать их цель, если между сторонами контракта есть договоренность в этом плане, или же, согласно практике государственного суда, эта цель относится к определению некоммерческого характера этой сделки или контракта».

Что же касается отечественной доктрины, то в ней бытует мнение, что функциональный иммунитет и ограниченный иммунитет — это разные категории.

Функциональная теория ограничивает иммунитет государства основываясь на общих критериях: разделения деятельности государства на частную и суверенно-властную.

Ограниченная теория не пользуется никакими формальными оценками, а занимается перечнем конкретных случаев, в которых государство не использует иммунитет.

Большая часть предоставляющая иностранную и российскую доктрину пользуются терминов «ограниченный иммунитет», и «функциональный иммунитет», и используются, как синонимы.

Замечание 3

Теория относительного или ограниченного иммунитета часто называется теория функционального иммунитета. Она закреплена в международных актах — Европейской конвенции от 1972 года и в 2004 году Конвенции ООН.

В рамках Совета Европы в 1972 году была принята Европейская конвенция.

В ней отмечается, что государства-участники учитывают проявляющуюся в праве международного уровня тенденцию ограничения случаев, в случаях когда государство ссылается на иммунитет в зарубежном суде.

Иммунитет иностранного государства провозглашается принципом в статье 15 и закрепляется исключением, основываясь на котором зарубежное государство не имеет права ссылаться на иммунитет перед национальным судом другого государства.

Замечание 4

Разбирательство имеет прямое отношение к обязательству основанного на контракте, который должен использоваться на территории государства суда.

Разбирательство также тесно связывается с трудовыми отношениями на территории государства суда. Такая норма не используется в случаях:

  • когда физическое лицо является гражданином государства нанимателя на время предъявления иска.;
  • на момент подписания контракта физическое лицо не являлось гражданином государства и не имело постоянного места жительства на территории государства суда;
  • есть иная договоренность между сторонами подтвержденная письменной формой.

Споры и их разновидности

  • Спор имеет отношение к компаниям, ассоциациям, другим юридическим лицам, которые зарегистрированы, у которых есть основное место деятельности и место пребывания на территории государства суда; среди других участников юридического лица выделяются частные лица.
  • Спор также часто затрагивает деятельность офиса или агентства, или даже иностранного учреждения относящегося к государству, которые находятся на его территории и занимается решением задач таким же способом, как и частные лица.
  • Спор имеющий связь:
    • с промышленным образцом, патентом или другим подобным правом, которое применяется в государственном суде, регистрируется в нем или другим защищенным образом и по отношению к которому государство является заявителем или собственником;
    • с иностранным государством, которое на территории государства суда авторского права, относится к третьему лицу и защищается в суде государственного уровня;
    • с правом использования товарных знаков на территории государства суда.
  • Спор вытекает:
    • из права относящегося к недвижимости собственника, ее владению и использованию;
    • из обязательств, которые появляются из права на недвижимую собственность, а сама недвижимость находится на территории государства суда.
  • Спор касается его прав на имущество недвижимого и движимого характера, которое у него появилось в силу наследования или дарения.
  • Спор тесно связан с вредом, который он наносит и ,конечно, его возмещением, если присутствуют факты подтверждающие такой вред на территории государства суда.
Читайте также:  Удушающий сухой кашель: чем лечить

Что касается конвенции в Европе, то она пользуется критериями, которые имеют отношение к функциональному иммунитету: разделение государственных функций на публичные и другие. В состав конвенции входят нормы свидетельствующие об отсутствии у зарубежного государства иммунитета при какой-либо деятельности. Очень хорошо работает конвенция в Европе, при этом она используется в европейских судах на протяжении 40 с лишним лет.

Замечание 5

Россия же в этой конвенции не принимает участия; в доктрине отечественного характера уже не один раз поднимался вопрос о необходимости присоединения нашей страны к этому акту.

В 2004 году конвенция ООН (ратифицированная в России в 2007 году) утверждает, о невозможности осуществления юрисдикции при разбирательстве в судах одного государства над зарубежными государствами и его органами занимающиеся выполнением властных полномочий, при этом обеспечивая сохранность собственности государства, которая не использовался в коммерческих целях. Конвенция от 2004 года имеет перечень видов деятельности, использование которой влечет за собой потерю у государства права на иммунитет.

Государство не вправе ссылаться на иммунитет от юрисдикции в процессе рассмотрения дела из коммерческой сделки, которая заключается физическими лицами и юридическими лицами иностранных государств. Такая норма не используется во время коммерческой сделки между государствами, если договоренность между сторонами была о ином.

Государство не вправе ссылаться на иммунитет от юрисдикции в процессе разъяснения, которые затрагивает установление:

  • интересов или прав государства, которое по отношению к недвижимости имущества, находящегося в государственном суде, или какого-либо другого обязательства, появляющееся в связи с его интересами по отношению к имуществу;
  • интересов и прав государства относящихся к недвижимому или движимому имуществу, которое появляется в силу наследования, дара и бесхозяйного имущества;
  • интересов и прав государства относящихся к управляемому имуществу, таким, как собственность банкрота, собственность доверительного формата или собственность компании в случае ее ликвидации.

Также стоит отметить, что государство не ссылается на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве затрагивающем:

  • установление права любого характера в государстве по отношению к патенту, промышленного образца, фирменного или же торгового наименования, товарного знака, а также какой-либо формы промышленной собственности или интеллектуальной, но уже в другой форме;
  • предполагаемого нарушения этим государством права промышленной или интеллектуальной собственности, которая принадлежит третьему лицу и защищаемому в государстве суду.

Ссылаться на иммунитет юрисдикции во время разбирательства государство просто не может, ведь оно затрагивает отношения трудового договора между этим государством и физическим лицом по отношению к работе, которую нужно выполнить на территории государства. Исключением является:

  • работник нанимается для выполнения определенных задач государственной власти;
  • работник является лицом, которое пользуется дипломатическим иммунитетом;
  • найм также является предметом разбирательства, возобновление найма или восстановление на работе;
  • интересы безопасности государства затрагиваются разбирательством;
  • работник является гражданином государства-работодателя во время возбуждения рассмотрения.

Замечание 6

У государства нет возможности ссылаться на иммунитет юрисдикции в момент разбирательства, которое затрагивает финансовые возмещения в ситуации причинения телесных повреждений или смерти, или нанесения вреда имуществу, его утраты в результате определенных действий или же бездействий.

В доктрине отечественного происхождения говорится, что Европейская конвенция 1972 года и Конвенция 2004 года «не просто исходят из теории ограниченного иммунитета государства, а еще больше «ограничивают» иммунитет, чем это делают законы большинства стран».

Функциональная теория иммунитета отмечается в современных кодификациях МЧП: «Настоящий кодекс со своими положениями используется по отношению к частному праву с международным элементом, стороной которых является государство, за исключением тех случаев, когда в законе установлено что-то другое» (статья 60 Кодекса МЧП Болгарии).

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/mezhdunarodnoe-pravo/gosudarstvennyj-immunitet/

Понятие и виды иммунитета государства. Примеры применения правила об иммунитете в судебной практике

Важно подчеркнуть, что в частноправовых отношениях гос-во д-т одновременно в кач-ве двух лиц: как С гражд-правового отношения и как суверен. Именно вторым кач-м гос-ваобусловлено использование иммунитета. При этом иммунитет гос-ва следует отличть от консульских и дипломатических иммунитетов, предоставляемых на основе норм дипломатического и консульского права.

Иммунитет гос-ва – это его право, которое вытекает из суверенитета. Но гос-во имеет воз-ть отказаться от иммунитета в целом, либо от отдельной его части. Как правило гос-во прибегает к такой воз-ти с тем, чтобы упростить свое сотрудничество с иностранными С.

Отказ от иммунитета д.б юридически действительным; для этого необходимо соблюсти правила:

а) отказ д.б явно выражен в письменной форме, т.е он оформляется соот-м органом гос-ва в одностороннем порядке в момент заключения сделки. При этом отказ прописывается либо в МД, либо в тексте частно-правовой сделки.

б) отказ не м.б подразумеваемым, а также не м следовать из совершения каких-либо действий.

в) отказ не м толковаться расширительно. Гос-во свободно в своей воле, оно м отказаться от иммунитета в целом, а также от иммунитета в отношении только одной сделки. При этом такой отказ не д толковаться, что гос-во отказалось от иммунитета в отношении всех будущих сделок.

Принято различать виды гос-х иммунитетов:

1) иммунитет от д-я зак-ва иностранного гос-ва. Этот вид обеспечивается такими составными частями суверенитета, как независимость и равенство гос-в.

Д-я гос-ва в любом случае определяются его внутренним правопорядком, а также нормами МП. Но его д-я не могут определяться иностранным зак-вом.

Отсюда следует, что в гражд-правовых отношениях гос-во подчиняется только своему зак-ву, если оно не согласилось на иное.

Вследствие этого при заключении частноправовой сделки м/у гос-м и иностранным частным лицом, в случае, если стороны не определили применимое право, то договор б регулироваться нормами гос-ва – участника сделки.В случае определения применимого права считается, что гос-во сделало явно выраженное согласие на применение иностранной правовой системы.

Некоторые авторы выделяют подвид данного вида иммунитета, а именно – НАЛОГОВЫЙ ИММУНИТЕТ. Налоговый иммунитет представляет собой правило, согласно которому государство не уплачивает иностранные налоги и сборы. Но данный иммунитет является частным проявлением реализации основного вида иммунитета.

2) судебный иммунитет:

а) от предъявления иска в иностранном суде. Этот вид иммунитета означает неподсудность гос-ва иностранному суду. Т.о предъявление иска к гос-ву в иностранном суде возможно только в т.с., если гос-во выразило свое согласие на рассмотрение дела иностранным судом.

Такое согласие как правило выражается индивидуальным актом, который выдается специально к каждому конкретному случаю.Однако, если гос-во само ввыступает истцом, то факт подачи иска в иностранный суд рассматривается как отказ от суд-о иммунитета.

Правило о непредъявлении иска в суде к иностранному гос-ву распространяется на все категории исков.

б) Иммунитет от предварительных д-й, в силу которго суд, рассматривающий частно-правовой спор не вправе применять любые меры по предварительному обеспечению иска. Это связано с тем, что таакие меры всегда носят принудительный хар-р. Поэтому если они касаются гос-ва или его соб-ти, то с т.з гос-о суверенитета такие д-я недопустимы.

в) иммунитет от принудительного исполнения решения, в соот-и с которым любое решение, вынесенное против иностранного гос-ва не м.б исполнено без его согласия. При этом иммунитет распространяется на все виды решений.

В ходе многолетней практики межд-й коммерческий арбитраж выработал определенные исключения из этого правила. В т.с.

, если гос-во ранее выражало свое согласие на выполнение решений, и это согласие закреплено в МПД, то справшивать согласие гос-ва в каждом конкретном случае уже не требуется.

  • Основное содержание юрисдикционных иммунитетов в целом может быть сформулировано следующим образом:
  • 1- Ни одно государство не может быть принуждено каким-либо лицом быть ответчиком в иностранном суде.
  • 2- Совершение государством каких-либо действий на территории иностранного государства не означает автоматическое подчинение юрисдикции иностранного суда.
  • 3- Подсудность иностранного государства национальным местным судам может иметь место только при прямом согласии на это соответствующего государства.
  • 4- Отказ от любого из типов юрисдикционных иммунитетов не ведет к автоматическому отказу от других типов иммунитетов.

3) иммунитет гос-й соб-ти. Правовой иммунитет неприкосновенности соб-ти, находящейся на территории иностранного гос-ва. Юр-м содержанием данного иммунитета является запрет на обращение взыскания и принудительное изъятия им-ва, принадлежащего гос-ву.

При этом соб-ть пользуется иммунитетом вне зависимости от наличия суд-о разбирательства. При этом го-я соб-ть бладает иммунитетом даже если находится во владении лица, которое иммунитетом не обладает.

Эти положения предопределляют выделение вопросов соб-ти в кач-ве самостоятельного элемента общего гос-о иммунитета. Существуют виды соб-ти иностранного гос-ва, которым предоставляется полный иммунитет от любых принудительных д-й.

К такой соб-ти относится имущ-во, предназначенное для дипломатической и консульской д-ти.

4) иммунитет сделок гос-ва. Т.к гос-во свободно от принудительных мер по осущ-ю иностранных з-в и административных распоряжений, то из этого слеует, что сделки, заключаемые гос-м д регулироваться правом этого гос-ва. Это правило сложилось в международной суд-й практике, а таке закреплено в некоторых МД.

Приминительно к гос-у иммунитету принято выделять две концепции:

1.Абсолютного иммунитета; закреплена в зак-ве многих развивающихся стран мира. Ее суть состоит в том, что отличительным признаком любого гос-ва является его суверенитет, при этом в МП д-т принцип невмешательства во внутренние дела другого гос-ва = гос-ва ни при каких обстоятельствах не подчиняются юрисдикции и праву иностранного гос-ва.

Представители данной концепции считают, чтто неподчинение юрисдикции иностранного гос-ва не означает невозможность вынесения спора в плоскость международного правопорядка с использованием механизмов дипломатической защиты. Главным недостатком данной концепции является отказ в правосудии для другой стороны отношения. Т.

о нарушается фунд-й принцип равенства С частноправового отношения.

2.Теория функционального иммунитета.

  1. Основа данной концепции содержится следующий мн документах:
  2. — Брюсельская Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к иммунитету государственных судов 1926
  3. — Европейская Конвенция о государственных иммунитетах 16 мая 72г.

В данных документах осуществляется укрепление теории ограниченного иммунитета. Данные документы направлены на ограничение случаев, когда государство может ссылаться на иммунитет в иностранном суде.

  • В Европейской Конвенции 72г. установлены следующие случаи, когда ссылки на иммунитет являются недопустимыми:
  • — государство само отказалось от иммунитета
  • — государство выступает в качестве истца в иностранном суде
  • — если спор возник по трудовому контракту
  • — по спорам в связи с правами на недвижимость
  • — по требованиям о возмещении ущерба
  • — по спорам об охране промышленной собственности

3. Теория ограниченного иммунитета. Иностранное государство пользуется иммунитетом только в тех случаях, когда оно осуществляет деятельность, связанную с реализацией суверенной власти. Если же вступает в частноправовые сделки, эксплуатирует государственный торговый флот, то оно не пользуется иммунитетом согласно теории ОИ.

Так, посольство иностранного государства обратилось в арбитражный суд РФ с иском к российскому юридическому лицу. Исковые требования вытекали из договора подряда. Российская строительная фирма (подрядчик) заявила встречный иск к посольству иностранного государства (заказчику).

Так как посольство сослалось на международный иммунитет от судопроизводства в стране пребывания, арбитражный суд отказал в принятии встречного иска.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что факт обращения посольства в арбитражный суд в связи со спором по коммерческому контракту свидетельствует об отказе от судебного иммунитета по этому контракту.

После заявления исковых требований в арбитражный суд посольство утратило право ссылаться на иммунитет от российского судопроизводства в данном конкретном споре.

Читайте также:  Сколько раз в год болеет ребенок с нормальным иммунитетом годовалый

Источник: https://megaobuchalka.ru/10/22167.html

Судебный иммунитет иностранного государства

⇐ ПредыдущаяСтр 29 из 78Следующая ⇒

Государства как носители публичной власти обладают суверенитетом и потому являются равноправными участниками международных отношений.

Отсюда – известный со времен Древнего Рима принцип: «parinparemnonhabetimperium» (равный не имеет власти над равным). Он. в частности, означает, что государство (во всяком случае, без его согласия) не может быть подчинено юрисдикции иностранного суда.

Иными словами, государство пользуется судебным иммунитетом от участия в деле, рассматриваемом судом другого государства.

Необходимо подчеркнуть, что судебный иммунитет государства действует лишь в отношении затрагивающих его судебных процессов, ведущихся за границей. В случае предъявления к государству иска в его собственном суде (независимо от того, является ли истец резидентом этого же или иного государства) оно не может ссылаться на свой иммунитет.

  • Судебный иммунитет иностранного государства применительно к делу, рассматриваемому российским судом, выражается в том, что без согласия иностранного государства российский суд не может:
  • 1. рассматривать предъявленный к этому государству иск14;
  • 2. привлечь иностранное государство к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, не заявляющего самостоятельного требования на предмет спора;
  • 3. принимать меры по обеспечению иска, предъявленного к иностранному государству и, в частности, налагать арест на принадлежащее этому государству имущество;

4. обращать взыскание на имущество, принадлежащее иностранному государству, в порядке исполнения решения суда (ч. 1 ст. 401 ГПК РФ).

Согласие иностранного государства необходимо для осуществления каждого из указанных выше действий. Такое согласие (иными словами, отказ от судебного иммунитета) должно исходить от «компетентных органов соответствующего государства» (там же), определяемых в соответствии с его законодательством15.

Согласие иностранного государства на рассмотрение предъявленного к нему иска российским судом должно быть представлено истцом вместе с исковым заявлением в составе прилагаемых к нему документов. Это вытекает из смысла нормы п. 8 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ.

При отсутствии такого согласия суду следует, руководствуясь ст. 136 ГПК РФ, оставить исковое заявление без движения и обозначить срок для представления упомянутого документа.

Если к истечению этого срока документ о согласии иностранного государства не будет представлен, заявление считается неподанным и возвращается заявителю (см. ч. 2 ст. 136 ГПК РФ)16.

Ходатайство о привлечении иностранного государстве в уже начатый процесс в качестве ответчика или третьего лица без самостоятельных требований может быть удовлетворено судом только после получения согласия этого государства; в противном случае ходатайство подлежит отклонению17.

Ходатайство истца о применении обеспечительных мер в отношении иностранного государства, давшего согласие на участие в деле в качестве ответчика, а также о принудительном исполнении решения, вынесенного против иностранного государства, может быть удовлетворено судом лишь при наличии согласия иностранного государства на совершение этих процессуальных действий (если такое согласие не было дано заранее).

Таково вкратце содержание судебного иммунитета иностранного государства. Вместе с тем доктрина судебного иммунитета в ходе ее исторического развития с учетом активизирующегося участия государств в отношениях гражданско-правового характера претерпела определенную эволюцию.

Первоначально считалось, что государство располагает иммунитетом от участия в иностранном судебном процессе безотносительно к тому, совершило ли оно действие, ставшее предметом рассмотрения иностранного суда, в качестве носителя публичной власти либо в рамках гражданско-правовых отношений, связанных, в частности, с торговыми операциями18. Изложенную концепцию принято именовать теорией «абсолютного иммунитета».

В последующем концепция судебного иммунитета иностранного государства была модифицирована и получила название теории «функционального иммунитета». Ее суть состоит в том, что иммунитет присущ государству только в связи с реализацией им своих публично-властных функций и не распространяется на случаи осуществления государством деятельности коммерческого характера19.

На изложенном подходе базируется, в частности, Европейская Конвенция об иммунитете государства 1972 г. и соответствующие законы некоторых стран. Имеются в виду, например, Закон США об иммунитетах иностранных государств 1976 г. и английский Закон об иммунитете государства 1978 г.

Для отечественной литературы в течение многих лет была характерна теория абсолютного иммунитета государства20. Из этого же исходило и наше законодательство (см. ст. 435 ГПК РСФСР, ст. 213 АПК РФ 1995 г.).

Однако происшедшие в нашей стране преобразования повлекли переориентацию российской экономики на рыночные методы хозяйствования, в связи с чем права различных собственников (которыми могут быть граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования) защищаются равным образом (см. ст. 212 ГК РФ).

Соответственно «Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами» (п. 1 ст. 124 ГК РФ).

Приведенные законодательные формулировки, если рассматривать их применительно к гражданско-правовым отношениям государства с иностранными лицами, созвучны теории «функционального иммунитета», которым может пользоваться наше государство в иностранных судах и иностранные государства – в судах Российской Федерации.

Эти нормы материального гражданского права едва ли могут пройти бесследно для гражданского процессуального законодательства. Впрочем, ГПК РФ 2002 г.

по-прежнему остается на позициях теории «абсолютного иммунитета», не проводя различия между деятельностью иностранного государства в публично-правовой и частно-правовой сферах: в обеих ситуациях российский суд может привлечь к участию в рассматриваемом им деле иностранное государство не иначе как с его согласия (ст. 401).

Между тем АПК РФ 2002 г.

занимает по этому вопросу иную позицию, предоставляя иностранному государству иммунитет от юрисдикции российских арбитражных судов лишь в случаях, когда иностранное государство выступает «в качестве носителя власти» (ч. 1 ст. 251). Иными словами, если иностранное государство действует в роли «торгующего субъекта», оно судебным иммунитетом в наших арбитражных судах не наделяется21.

При таких обстоятельствах арбитражному суду для того, чтобы установить, подлежат ли применению нормы о судебном иммунитете иностранного государства, необходимо выяснить юридическую природу отношений, в которые оно оказалось вовлечено22.

Здесь необходимо иметь в виду, что сам по себе факт заключения иностранным государством гражданско-правового договора с российским контрагентом далеко не всегда свидетельствует об отсутствии у иностранного государства судебного иммунитета от участия в деле, рассматриваемом российским арбитражным судом. Все зависит от цели, для достижения которой был заключен упомянутый договор.

В этом отношении представляет интерес следующее дело.

Международным соглашением Российской Федерации с иностранным государством было предусмотрено строительство при российском посольстве в столице иностранного государства за счет средств федерального бюджета гостиницы для размещения гостей российского посла, а в Москве при посольстве упомянутого государства – гостиницы за счет бюджетных средств последнего для гостей иностранного посла.

Иностранное посольство заключило с российской строительной фирмой договор подряда, в котором не содержалось условия об отказе иностранного государства от судебного иммунитета.

Отменяя в порядке надзора решение арбитражного суда первой инстанции об удовлетворении иска подрядчика к посольству об оплате выполненных работ, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предложил суду при новом рассмотрении дела учесть, что посольство вело строительство в целях осуществления публично-представительской, а не коммерческой деятельности иностранного государства в Российской Федерации, и рассмотреть вопрос о прекращении дела в связи с судебным иммунитетом иностранного государства23.

В другом деле, когда посольство иностранного государства, обратившееся в арбитражный суд с иском к российскому подрядчику, возражало против принятия судом встречного иска подрядчика со ссылкой на судебный иммунитет, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, отказавшего в принятии встречного искового заявления, отметив, что «факт обращения посольства в арбитражный суд в связи со спором по коммерческому контракту свидетельствует об отказе от судебного иммунитета по этому контракту. После заявления исковых требований в арбитражный суд посольство утратило право ссылаться на иммунитет от российского судопроизводства в данном конкретном споре»24.

Данный вывод полностью соответствует п. 3 ст. 32 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г.

Весьма показательно, что наши арбитражные суды, включая Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, рассматривали проблему судебного иммунитета иностранного государства с учетом реализации им своих публичных функций или осуществления хозяйственной деятельности, регулируемой гражданским законодательством, еще в период действия АПК РФ 1995 г., не проводившего отмеченного различия. Эта линия юрисдикционной практики безусловно повлияла на формирование правил о судебном иммунитете, содержащихся в АПК 2002 г.

Вместе с тем нельзя не заметить, что по такой важной проблеме, как судебный иммунитет иностранного государства, Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы, принятые с незначительным разрывом во времени, занимают существенно различные позиции. Сложившееся положение вряд ли можно считать оптимальным, на что уже обращалось внимание в литературе25. В принципе подход, воспринятый АПК РФ, более адекватным образом отражает современные реалии международного общения.

Судебным иммунитетом, помимо государств, обладают в известных пределах и некоторые международные организации. и объем их судебного иммунитета устанавливаются международным договором Российской Федерации и федеральным законом (см. ч. 2 ст. 401 ГПК РФ, ч. 2 ст. 251 АПК РФ).

Например, в соответствии со ст. 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Международным Банком об условиях его пребывания на российской территории от 30 июля 1996 г., имущество банка, расположенное на территории нашей страны, обеспечивается иммунитетом от юрисдикции российских судов.

Иммунитет, однако, не распространяется на иски, предъявленные к Банку в связи с: а) дорожно-транспортным происшествием, возникшим вследствие эксплуатации принадлежащего Банку (или используемого от его имени) транспортного средства, если обусловленные этим происшествием убытки не компенсируются в рамках страхового обязательства; б) причинением вреда жизни и здоровью физического лица в результате действия или бездействия Банка.

Соглашение было ратифицировано с оговоркой: «Российская Федерация исходит из того понимания, что привилегии и иммунитеты, предоставленные международному Банку Российской Федерацией, не освобождают международный Банк и его должностных лиц от гражданско-правовой ответственности по сделкам с резидентами Российский Федерации»26.

Российские арбитражные суды при рассмотрении вопроса о возможности для международной организации ссылаться на свой судебный иммунитет принимают во внимание характер ее деятельности, послужившей основанием для возникновения судебного спора с ее участием.

В одном из дел международная организация оспорила в арбитражном суде решение государственной налоговой инспекции о взыскании недоимки по налогу на добавленную стоимость. Арбитражный суд первой инстанции вынес решение в пользу международной организации, поскольку она согласно ст.

7 Конвенции о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических организаций, действующих в определенных областях сотрудничества (Будапешт, 5 декабря 1980 г.

) освобождается от прямых налогов и других имеющих налоговый характер обязательных платежей и сборов за исключением платежей за коммунальные услуги и тому подобные виды обслуживания. К тому же в силу ст.

6 данной Конвенции имущество организации обеспечено иммунитетом от любой формы судебного и административного вмешательства кроме случаев, когда сама организация откажется от иммунитета.

Это решение было отменено в порядке надзора. Направляя дело на новое рассмотрение, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что данная международная организация в соответствии с ее уставом предназначена для выполнения научных исследований, и иммунитет от национальной юрисдикции предоставлен ей именно в связи с осуществлением этих функций.

Вместе с тем, как явствует из материалов дела, помимо уставных функций организация занималась и коммерческой деятельностью, в частности, сдавала помещения в аренду.

С учетом отмеченных обстоятельств арбитражному суду необходимо определить размер денежных средств, полученных организацией от уставной деятельности, с одной стороны, и от коммерческих операций, с другой, установить сумму дохода, на которую не распространяются предоставленные организации иммунитеты и привилегии, и исчислить сумму налога, подлежащего уплате в бюджет страны пребывания организации27.

⇐ Предыдущая24252627282930313233Следующая ⇒

Источник: https://mykonspekts.ru/2-14899.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector